С Днем победы!

27

Тетя Инна рассказала нам однажды, как их эвакуировали в 1941 из Калинина. Отец был на фронте с середины лета. Мама – бабушка Наташа – была беременная, когда началась война. А срок рожать как раз на сентябрь-октябрь приходился. Город почти захвачен фашистами, идут бои всего в нескольких километрах. А маму увезли в роддом.

И вот две маленькие девочки – 2 года и 8 лет – остались одни в холодной пустой квартире, полной крыс. Шла массовая эвакуация. Соседка, которая взялась присматривать за девочками, нервничала, боялась опоздать на поезд. Она еле дождалась, чтобы бабушку Наташу выписали из роддома с младенцем. Город начали бомбить. Начались пожары. Какое-то время они прятались в бомбоубежище, пока не появилась возможность эвакуироваться. Кроме чемоданчика с пеленками малыша у них ничего не было, а на дворе октябрь. Тетя Инна до сих пор помнит свои белые летние туфельки на пуговке. Видимо долго приходилось сидеть, глядя на землю, в пол, вот и запомнила.

Все-таки их успели посадить в эшелон с беженцами, отправили в Горьковскую область. Поезд бомбили несколько раз. Приходилось выбегать и прятаться по лесам. К сожалению, младенец не выжил, умер в 21 день от роду, даже не успев получить имени.…

И вот эта молодая женщина, только что из больницы, еще не восстановившаяся после родов, потерявшая дитя, с двумя маленькими испуганными полуодетыми девчушками, едет в набитом битком вагоне в неизвестность. Недалеко от Коврова у них жили родственники в деревне, поэтому они рискнули сойти на станции и отправиться к ним. И как раз выпал снег, ударили заморозки, дорогу замело. А идти 15 километров.
Двухлетняя младшая сестренка Люда идти не могла. Обессиленная бабушка Наташа тащила тяжеленный чемодан (из пеленок потом сшили платья девочкам), потом возвращалась по своим следам за девочками, брала маленькую на руки и шла до того места, где оставила чемодан. И так все 15 км по снегу, по открытому продуваемому полю, по холоду и грязи… Чудом они дошли до деревни, где остановились на какое-то время. Позже они переехали в Ковров к другим родным.

Бабушка Наташа после этого сильно заболела, так и не смогла выздороветь окончательно. У нее страшно болели ноги, кожа покрылась гноящимися язвами. Ей приходилось постоянно мазать лекарствами и бинтовать раны. А с возрастом она могла передвигаться только с табуреткой, переставляя ее впереди себя, а потом подтягивая ноги. Старшая сестренка Инна целый год кричала по ночам: для нее в 8 лет это был кошмар, конечно. Младшенькая легче переносила, поскольку мало что понимала и помнила.

А я слушала и думала, что все это не укладывается у меня в голове, как это страшно – война, как это ужасно, как это отвратительно. Похоронить ребенка после родов через 3 недели в каком-то лесу во время бомбежки поезда. Переживать за дочек. Потерять дом, квартиру, связь с мужем… Земля из-под ног уходила. Непрестанная угроза жизни, голод, холод, смерти вокруг… Сколько всего они перенесли! И остались добрыми, открытыми людьми с любящими сердцами.

Действительно, праздник со слезами на глазах.

На фото — бабушка Наташа со старшей дочкой Инной еще до войны.