Кто покупает наши души?

Статья для христианской газеты «Екклесиаст».

Кто-нибудь заплатил, чтобы появиться на свет? А вот, чтобы уйти из жизни люди платят деньги. Большие и маленькие.

Умереть стоит денег, похороны не бывают бесплатными. Покупают смерть оптом и в розницу. За смерть детей в утробе матери платят.

Платят за медленное умирание (медленно и красиво) через сигареты, алкоголь. Кому жизнь надоела — покупает более скорострельное оружие — наркотики. О заказных убийствах и наемных киллерах и говорить нечего. Вы скажете, что за здоровье тоже платят. Соглашусь, с небольшой поправкой: не за здоровье, а за его восстановление после усиленного расходования жизненных сил.

Чтобы влюбиться нам не пришлось заплатить ни копейки. Но потом, разочарованные люди ищут «любви», убивающей их семьи, души, судьбы детей и платят за удовольствие на одну ночь. Мужчины, убивая себя, покупают порнографию, не желая потратить хоть что-нибудь, чтобы восстановить взаимоотношения в семьях. Люди кидаются за острыми ощущениями, отдают деньги за эксперименты над собой, охотно расстаются с деньгами при покупке вещей, отнимающих их покой и сон, например, фильмы ужасов, боевики и т.д.

Деньги — это показатель ценности. Где сокровище, там и сердце. Куда же идут наши деньги? Что мы ценим больше всего? Чтобы потратить свою жизнь люди отдают деньги. И если ты продаешь свою жизнь, значит, есть тот, кто покупает ее. В Библии понятие жизнь и душа идентичны. Продавая жизнь, люди продают души. Сколько завлекательных пунктов по продаже души, все красивые, манящие. Обычно ценится то, что дорого обходится. Так что тебе дороже обходится: жизнь или смерть?

Я была наркоманкой, и все, что я покупала на свои деньги — наркотики, сигареты, лекарства и сладкое в неумеренных количествах. Поэтому смерть приближалась ко мне семимильными шагами, и каждый день я ощущала ее дыхание все более явно. Я приближалась к вратам смерти. Жизнь была как сплошной и кошмарный сон. От укола до укола. Каждая инъекция героина давалась со страшными мучениями. Иногда часами невозможно было найти вену. Тело выворачивало судорогой, руки дрожали. Эта смертельная страсть съедала меня. Мне казалось, что я живу, не приходя в сознание. Наркотик жил в моем теле и в моей душе, он управлял моей жизнью, вернее, он направлял ее прямиком в ад.

Иногда героиновое забытье пронзала боль осознания — неужели я наркоманка? Неужели это все происходит со мной? И я снова убегала в апатичное состояние кайфа, надеясь, что как-нибудь справлюсь, вот только получше будет со здоровьем, с деньгами, устроюсь на работу, смогу навести порядок в квартире, смогу, смогу, смогу… Так проходили недели, месяцы, становилось все хуже. Продавать из квартиры было нечего, денег в долг никто уже не давал. Но я все еще верила, что все как-нибудь само решится.

Родители отвезли мужа (мы употребляли наркотики вместе) в больницу. Мне пришлось смириться, согласиться тоже лечь на лечение, хотя я знала, что это напрасно, и врачи сказали родителям, что шансов практически нет, так как доза большая и срок зависимости немаленький. Дело осложнялось тем, что в медицинской практике практически нет свидетельств выздоровления семьи наркоманов. Родители планировали наш развод, нас уже никто не принимал как здравых людей.

Тогда я оказалась в состоянии бессилия. Такого отчаяния у меня не было в жизни никогда. Слезы не высыхали на моих глазах, и я впервые помолилась Богу. Постоянная боль в теле и душе не давала покоя ни днем, ни ночью. Три дня перед больницей я была дома в состоянии жесточайшей ломки, как говорят наркоманы, «всухую», под бдительным присмотром родителей, аккуратно делающих обезболивающие уколы 3 раза в день. Для меня это было все равно, что аспирин. Но именно в эти дни страданий и мучений я начала понимать свою ответственность за то, что происходит со мной, я признала, что никто не виноват в том, что я стала наркоманкой, кроме меня самой. Еще неделю я была в бессознательном состоянии, уже в больнице. У меня было ощущение, что я уже в аду. Реальность и бред переплелись в моем сознании, и все, что я знала: если умру, то буду в аду навсегда, и эта ломка не кончится. Наркотик не хотел выпускать меня, но в моем сердце уже был крик к Богу: «Помоги! Прости меня! Помилуй меня! Дай мне шанс начать заново!».

Я была в воротах ада, и Он услышал меня даже там, на краю пропасти. Мне стало легче.
Слава Господу Иисусу Христу за чудесное освобождение от греха, наркомании и спасение моей души!
Не бросайте газету, думая, понятно, это у тебя были проблемы, а у меня все хорошо, я хороший человек, не курю и выпиваю только по праздникам.
Сейчас идет фестиваль музыки и чудес, раскинулись красивые, яркие палатки на стадионе, рядом с Петропавловским парком. Недовольные сразу нашлись.
Еще не начался фестиваль, как стали появляться статьи и заметки в газетах, обвиняющие организаторов фестиваля в том, что они заманивают в религиозные сети простодушных граждан.
У меня есть определенное мнение по этому поводу. На мой взгляд, подобные фестивали приносят только добро людям, именно ту самую жизнь, которая нам чаще всего дается бесплатно. Такое не придумаешь ради денег, там трудятся те, кто верит в будущее для каждого человека, семьи, города. Эти люди помогли мне жить, бросить наркотики. Я узнала, что можно жить без депрессии, страха, разочарования. Среди этих людей я нашла друзей. Моя семья стала счастливой, без скандалов, пьянок, ненависти, лжи. Мое здоровье поправилось и сейчас я чувствую в себе сил больше, чем десять лет назад. Люди, которых часто называют сектантами, ни разу не обманули, не бросили в трудные минуты, от них я видела только любовь, радость, поддержку. Вначале, как и многие ярославцы я с подозрением относилась к подобным организациям. Даже получив свободу от наркотиков, я не собиралась становиться одной из «них». Но с течением времени я увидела разницу, мне стало так хорошо и легко жить, что моим решением стало остаться в Церкви Божьей и посвятить свою жизнь тому, чтобы и другие могли обрести счастье, свободу, радость, здоровье, мир. Еще ни разу я не пожалела об этом.

Лучше посмотрите на другие шатры — огромное количество палаток с рекламными надписями всевозможных производителей пива и алкоголя. Я считаю, что они заманивают в свои сети простодушных граждан, большинство из которых подростки и молодежь. Количество таких палаток растет, а значит количество греха, горя, смерти увеличивается в городе с каждым годом. Не заметить это может только слепой.

Глупо заявлять, что пиво изменит твою жизнь к лучшему. У меня нет таких знакомых, в жизни которых алкоголь принес что-то хорошее. Узаконенная продажа смерти в красивых бутылках на каждом шагу в городе приводит к тому, что нация вымирает и деградирует. Вместо того, чтобы прислушаться к людям, достигшим в жизни успеха, мы отвергаем мудрость, заявляя во всеуслышание о своей мании величия и эгоизме.

Статистика, медицина, правоохранительные органы предоставляют данные о вреде алкоголя и сигарет, но люди как глухие, они видят зло вокруг себя, болезни, разводы, убийства, аварии и как будто не видят. Но главное, продолжают платить за то, что их убивает.

Люди, которые прошли уже все круги ада в этой жизни, познавшие на себе разрушительную силу зла, желают предупредить других, устраивают благотворительные акции. Тогда логичный вопрос: кому это не нравится? Кто так сильно боится потерять своих клиентов, добровольно платящих за порцию смерти ежедневно? Кому не нравится, что люди бросают наркотики, алкоголь, сигареты, возвращаются к нормальной жизни? Их семьи при этом восстанавливаются, дети обретают родителей, а начальники — ответственных и честных работников?

Человек имеет выбор. Бог дал ему возможность быть свободным в своем выборе. Что сегодня выбираешь ты: жизнь или смерть?