It’s how we’ll become Who we’re Supposed to be

Когда второй друг уходит в течение двух недель, то как-то зябко становится в душе. Такая хрупкая жизнь. Молодые парни оставляют эту землю, улетают как птицы. Никогда не знаешь, когда это случится, когда придет и наша очередь. Сколько еще там впереди отмерено пути? Бог только знает.
Раньше я очень боялась смерти. А теперь уже нет. Наверное, когда встану на пограничную линию, страх исчезнет совсем. Только думаю, успеть бы еще что-то успеть перед отправкой. Еще что-то доброе и светлое, чтобы тьмы стало меньше. И чтобы близкие не сильно не расстраивались.